Рассмотрение гражданских дел в юар

Занимался рассмотрением главным образом уголовных и гражданских дел. Al Museimi Jordan said that ordinary courts dealt with most criminal and civil cases. Г-н аль-Мусейми Иордания говорит, что большинство уголовных и гражданских дел рассматриваются в гражданских судах. In South Africa, the Traditional Courts Act authorizes and establishes a hierarchy of customary courts whose jurisdiction extends to criminal and civil cases.

Процедуры по жалобам на нарушение прав человека в международно-договорные органы ООН. Всемирная конференция ООН по правам человека торжественно подтвердила универсальный характер всех прав человека и призвала международное сообщество укрепить механизмы реализации решений, предусмотренные в большинстве существующих пактов, конвенций, договоров и протоколов в области прав человека. И действительно, договорные органы в области прав человека, такие как Комитет по правам человека, Комитет по предотвращению пыток и Комитет по ликвидации расовой дискриминации, с начала 1990-х годов стремятся усилить воздействие предусмотренных их мандатами процедур рассмотрения индивидуальных жалоб и периодических докладов стран-членов. Но достаточны ли принимаемые меры? Считаются ли на практике государства-стороны различных договоров с мнениями и решениями, выносимыми соответствующими комитетами? Приближается ли жертва нарушений прав человека хоть на шаг к действенной, обеспеченной правовой санкцией, судебной защите благодаря решению соответствующего комитета? В преддверии пятой годовщины Венской декларации и Программы действий стоит еще раз взглянуть на эффективность процедур рассмотрения индивидуальных жалоб в рамках программы ООН по правам человека. Из трех существующих процедур подачи жалоб процедуры, действующие в рамках Дополнительного протокола к Пакту о гражданских и политических правах, которые реализуются Комитетом по правам человека; процедуры, предусмотренные ст.

Вы точно человек?

Процедуры по жалобам на нарушение прав человека в международно-договорные органы ООН. Всемирная конференция ООН по правам человека торжественно подтвердила универсальный характер всех прав человека и призвала международное сообщество укрепить механизмы реализации решений, предусмотренные в большинстве существующих пактов, конвенций, договоров и протоколов в области прав человека.

И действительно, договорные органы в области прав человека, такие как Комитет по правам человека, Комитет по предотвращению пыток и Комитет по ликвидации расовой дискриминации, с начала 1990-х годов стремятся усилить воздействие предусмотренных их мандатами процедур рассмотрения индивидуальных жалоб и периодических докладов стран-членов.

Но достаточны ли принимаемые меры? Считаются ли на практике государства-стороны различных договоров с мнениями и решениями, выносимыми соответствующими комитетами?

Приближается ли жертва нарушений прав человека хоть на шаг к действенной, обеспеченной правовой санкцией, судебной защите благодаря решению соответствующего комитета? В преддверии пятой годовщины Венской декларации и Программы действий стоит еще раз взглянуть на эффективность процедур рассмотрения индивидуальных жалоб в рамках программы ООН по правам человека.

Из трех существующих процедур подачи жалоб процедуры, действующие в рамках Дополнительного протокола к Пакту о гражданских и политических правах, которые реализуются Комитетом по правам человека; процедуры, предусмотренные ст. За последние 20 лет Комитет внес важный вклад в толкование всех материально-правовых норм и положений Международного пакта о гражданских и политических правах, и мнения, выраженные им в контексте Дополнительного протокола, сегодня наиболее близки к тому, что можно было бы назвать международной юриспруденцией в области прав человека.

Важным достижением можно считать тот факт, что национальные суды и трибуналы сегодня ссылаются на сформулированные Комитетом мнения и обращаются к ним для обоснования мотивов принятия собственных решений. В свою очередь, договорные органы ООН сегодня как минимум располагают определенной информацией о судебной практике и существе судебных решений региональных органов по правам человека и национальных судебных органов.

Год за годом жалобы, направляемые в договорные органы по правам человека, становились все сложнее как с фактической, так и с юридической точки зрения. Позже Комитету пришлось столкнуться с такими проблемами, как дискриминационные моменты в законодательстве о социальном обеспечении в ряде стран, права групп коренного населения на самоопределение, права, гарантируемые habeas corpus , или жалоба на осуществленную одной из стран-членов экстрадицию, обрекавшую выдаваемое лицо на казнь.

Можно было бы предположить, что усиливающееся воздействие решений Комитета на национальные судебные органы вызовет постоянный рост числа жалоб от граждан стран, подписавших дополнительный протокол. Однако дело обстоит не совсем так. Хотя число стран, ратифицировавших Дополнительный протокол, существенно возросло после принятия Венской декларации и Программы действий, но и сегодня к Протоколу присоединилось всего около половины стран-членов ООН, в том числе всего несколько стран Азиатского континента, и число зарегистрированных жалоб из большинства этих стран остается на удивление невелико.

Точно так же почти не поступает жалоб из многих Африканских стран-членов протокола, таких как Алжир, Нигер, Сомали, Малави или Чад. Разумеется, невозможно представить себе, что граждане этих стран не испытывают никаких нарушений своих прав.

На ум приходят сразу два объяснения ситуации. Другая причина может состоять в том, что в странах, раздираемых внутренними конфликтами, граждане озабочены главным образом выживанием и личной безопасностью: в таких ситуациях обращение к международным инстанциям может оказаться попросту опасным. Поэтому важно, чтобы национальные организации, ответственные за соблюдение прав человека, и неправительственных организации поощряли на национальном уровне и на уровне самых первичных низовых сообществ образовательные программы, рассказывающие о механизмах подачи жалоб в ООН и формах такой подачи.

Однако обработка и рассмотрение потока сложных жалоб, который все же нарастает, ставит перед договорными органами ООН, и особенно перед Комитетом по гражданским правам, множество серьезных проблем. Во-первых, время для встреч, отводимое на ежегодных заседаниях соответствующих органов, слишком ограничено, чтобы дать возможность углубленно изучить все дела и рассмотреть всю имеющуюся по ним информацию.

С ростом числа подаваемых жалоб завал дел, ожидающих разбирательства, растет в вызывающих тревогу масштабах. Если жалобы поданы на каком-либо ином языке, за исключением рабочих языков секретариата это английский, французский и испанский , они часто вообще не могут быть рассмотрены или, по меньшей мере, рассматриваются с заметной задержкой.

Если десять лет назад от регистрации жалобы до вынесения окончательного решения проходило не больше двух-трех лет, то сегодня этот промежуток достиг уже почти четырех лет. Ее Генеральный Солиситор выразил сожаление, что Комитет не нашел возможность быстрее рассмотреть возбужденные против Ямайки в рамках Протокола многочисленные дела по обвинению в использовании высшей меры наказания.

Договорные органы не остались равнодушны к этой критике. Комитет по ликвидации расовой дискриминации решил потребовать от стран-членов предоставлять данные о допустимости жалобы и ее существе в комплексе вместо прежнего порядка, когда допустимость жалобы и ее существо рассматривались отдельно. Введение такого упрощенного порядка рассмотрения, действительно, дает немалую экономию времени.

Комитет по гражданским правам, внеся изменения в регламент и потребовав от стран-членов ad initio предоставлять информацию и о допустимости жалобы, и о ее существе. Во всяком случае, упрощение процедур могло бы способствовать тому, чтобы случай с денонсацией Дополнительного протокола Ямайкой так и остался бы исключением.

Другая проблема, стоящая перед договорными органами в связи с изучением и оценкой жалоб и периодических докладов стран, связана с механизмом принятия решений.

Регламент работы договорных органов не предписывает консенсуса в качестве modus operandi , но на практике за последние 20 лет все решения принимались консенсусом.

Однако стремление к консенсусу, особенно при рассмотрении жалоб, сопряженных с серьезными юридическими и фактическими сложностями, не только излишне затягивает рассмотрение дела, но порой ведет к размыванию самого его существа, поскольку для отклонения решения достаточно, чтобы один из экспертов высказался против проекта, приемлемого для всех остальных.

В результате стремление к консенсусу не только требует длительных консультаций для поиска компромиссных формул, но и может привести к такому решению, в котором вообще нелегко будет проследить юридическую логику и где в конце концов восторжествует принцип наименьшего общего знаменателя. Правоведы время от времени отмечали недостаточность мотивировок решений Комитета по правам человека; некоторые, вроде профессора Генри Стейнера из Гарвардской школы права, предлагали ввести ту или иную форму дискреционной юрисдикции и принимать к рассмотрению лишь те жалобы, которые дают возможность расширять и развивать материально-правовую интерпретацию положений Международного пакта о гражданских и политических правах.

Такое решение, если оно будет принято, безусловно, сократит нынешнее запаздывание с рассмотрением жалоб и улучшит качество принимаемых решений. Но, с другой стороны, большинство жалоб на серьезные нарушения прав человека останутся вообще без рассмотрения. Окончательные решения договорных органов, в частности, Комитета по правам человека, все чаще сопровождаются особыми мнениями отдельных экспертов, что серьезно подрывает принцип консенсуса.

Однако мы уже отмечали, что договорные органы должны набраться решимости и отказаться от принципа консенсуса в пользу принятия решения большинством голосов. Переход к решению большинством голосов поднимет качество решений и укрепит их авторитет, тем более, что в регламенте соответствующих органов нет ничего, что могло бы препятствовать подобному выбору. Ни один юрист не поставит под сомнение авторитетность решений Верховного Суда США или Германского Конституционного суда, принятых даже самым незначительным большинством голосов, и договорные органы ООН смело могут повторять эту практику национальных судебных органов.

Эксперты договорных органов, не согласные с большинством, сохранят право заявлять свое особое мнение и делать его достоянием гласности. Это станет еще одним шагом к признанию решений этих органов юридически обязывающими. Пока же отсутствие возможностей принудительного осуществления решений договорных органах ООН по правам человека до сих пор остается одной из главных, если не главной лакуной в системе процедур рассмотрения жалоб.

Это хорошо объясняет, почему жители европейских стран предпочитают направлять жалобы в Европейскую Комиссию или в Европейский суд по правам человека, где положительное решение по их жалобе будет исполнено в принудительном порядке. Однако, хотя решения договорных органов не имеют обязательной юридической силы для стран-участниц и не подлежит принудительному исполнению, они ни в коей мере не лишены юридического значения.

Так, многие страны учли точку зрения Комитета по правам человека, внеся поправки в законы, признанные несовместимыми с положениями Пакта; освобождая политических заключенных; выплачивая компенсацию жертвам политических репрессий; восстанавливая потерпевших на гражданской службе или предоставляя иные формы удовлетворения. Все эти факты, безусловно, следует приветствовать, но они целиком определяются доброй волей соответствующих правительств.

В законодательстве стран-членов ООН все еще редко можно встретить нормы, которые сообщали бы решениям органов ООН и региональных органов по защите прав человека статус судебных решений, подлежащих принудительному исполнению. Для этого они пытаются учредить механизмы, позволяющие отслеживать исполнение их решений странами-членами. К этому же их подталкивает и явная недостаточность информации об исполнении решений, поступающей от самих стран-членов. Комитет по правам человека учредил должность Специального докладчика по мерам, принимаемым в связи с высказанными Комитетом мнениями, и с тех пор члены Комитета постоянно требовали наделить Специального докладчика полномочиями, достаточными для эффективного выполнения мандата.

Но и при всем этом трудно пока извлечь какие-то определенные выводы из накопленного опыта мониторинга. Но ряд ответов внушает оптимизм. В них содержится обещание внести по результатам расследований Комитета необходимые изменения в законодательство; сообщается, что жертвам выплачиваются или будут выплачены компенсации.

Однако многие ответы по-прежнему демонстрируют открытое нежелание стран-членов признавать за решениями договорных органов обязательную силу. Так, они могут указывать, что компенсации жертвам будут выплачены только ex gratia. В подобной ситуации договорные органы должны постоянно держать в центре внимания процедуры мониторинга и контроля и совершенствовать их по мере возможности и необходимости.

Такие требования выдвигаются в случаях приговоров к высшей мере наказания, экстрадиции, депортации. За прошедшие десять лет Комитет по правам человека и Комитет по предотвращению пыток потребовали применить подобные меры защиты более чем по 200 делам в основном по отложению исполнения приговора или временной приостановке действия распоряжений об экстрадиции или депортации.

Лишь в пяти случаях эти требования не были удовлетворены. Такой высокий уровень исполнения требований укрепляет статус квази-судебных процедур рассмотрения жалоб.

Чтобы процедуры рассмотрения жалоб были достаточно эффективны, необходимо соответствующее современному уровню и постоянно совершенствующееся организационное обеспечение и техническая поддержка со стороны секретариата ООН. Некоторые из договорных органов в своих ежегодных докладах Генеральной Ассамблее выражали сожаление, что неудовлетворительное организационное и кадровое обеспечение со стороны Секретариата не позволяет им выполнять их мандат в полном объеме и с необходимой эффективностью.

Что касается обеспечения и обслуживания работ по подготовке периодических отчетов и рассмотрения индивидуальных жалоб, положение, действительно, серьезное: объем работы договорных органов за последние десять лет возрос в гигантских масштабах, в то время как ресурсы секретариата остались прежними или даже сократились. Прямым следствием этой ситуации и было то увеличение сроков рассмотрения жалоб и массива нерассмотренных жалоб, о котором говорилось в начале статьи.

Но страны, предоставляющие основную долю средств для бюджета ООН, не желают санкционировать значительный рост бюджетных расходов. Это приводит к неутешительному выводу: договорным органам в обозримом будущем придется смириться с существующим положением дел. Разумеется, они должны сопротивляться дальнейшему сокращению доступа к услугам вспомогательных служб, но в то же время им придется подумать об альтернативных механизмах финансирования технического обслуживания.

Здесь можно упомянуть программу финансирования странами-членами ООН работы своих граждан в этих органах на должностях т. Следует заметить, что современные достижения информационной технологии и работы с электронными базами данных заметно повышают эффективность работы договорных организаций. Когда эта работа будет закончена, секретариат сможет автоматически отслеживать состояние каждой жалобы и получать информацию о необходимых действиях в отношении любого дела, находящегося в производстве, и данные мониторинга результатов каждого принятого решения.

Возможности поиска по полным текстам документов позволят и экспертам, и техническим работникам действовать эффективнее. Практически уйдут в прошлое трудоемкие разыскания в сфере сравнительного правоведения и мучительные сверки материалов дел. Каковы же в свете сказанного перспективы процедур рассмотрения жалоб в договорных органах?

То, чего уже удалось достичь в этой области, впечатляет: с принятыми в рамках этих процедур решениями уже сегодня достаточно серьезно считаются. Однако положение можно еще улучшить. Сами органы должны добиваться дальнейшего упрощения процедур и совершенствовать механизмы принятия решений.

В будущем двухгодичные бюджеты Управления Верховного комиссара ООН по правам человека должны предусматривать выделение на эти цели дополнительных ресурсов. В Венской декларации и Программе действий есть несколько параграфов, которые могут послужить отправными точками для повышения статуса договорных органов и авторитетности их решений. Не имеет никакого смысла договариваться о принятии Дополнительных протоколов к другим конвенциям и пактам ООН по правам человека и создавать новые механизмы подачи и рассмотрения жалоб, если решения органов, рассматривающие эти жалобы, не имеют обязательной силы.

Комитет по правам человека предложил Международной конференции по правам человека дополнить ст. И по сей день на пути к принятию подобного предложения стоят гигантские политические препятствия. Можно с полным основание ожидать, что большинство стран-членов будет возражать против такого положения.

Но все это вовсе не означает, что данное предложение не нужно обсуждать. Другое, еще более радикальное предложение состоит в учреждении одного постояннодействующего органа, полномочного рассматривать жалобы и выносить решения по всем существующим процедурам.

Сегодня лишь немногие страны готовы одобрить создание подобного постояннодействующего органа. Для многих еще более пугающей является перспектива создания в рамках ООН мощного судебного органа, полномочного выносить обязательные к исполнению решения.

Однако время работает на эти проекты. В сфере прав человека никакие действия не могут приносить быстрых результатов. И тем не менее, за истекшие 50 лет уровень и масштаб вопросов, по которым члены международного сообщества сумели прийти к консенсусу, неуклонно рос. Отцы-основатели ООН вряд ли могли даже вообразить нынешнее состояние. Государства все больше признают компетенцию органов ООН по правам человека выносить решения по индивидуальным ходатайствам и жалобам.

Перед лицом таких перспектив и имея за собой такие достижения, договорные органы ООН по правам человека вполне способны будут взять на себя новую, более широкую ответственность.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Остаться в живых: как в ЮАР черные выживают белых - Россия 24

Законодательство Южной Африки в области ИС восходит к г. Статистика рассмотрения дел в судах низшей инстанции не приводится, но можно с Наличие авторского права в ходе гражданского судопроизводства, как. Закон года о Конституции Южно-Африканской Республики (Временная При рассмотрении дела Организация народов Азании и другие против дел наиболее вероятным является их рассмотрение в гражданских судах.

Государство на юге Африки. Столица — г. Претория 1,9 млн. Территория — 1,219 млн. Административно-территориальное деление — 9 провинций. Население — 46,3 млн. Официальные языки — африкаанс, английский, исизулу, исикоса, исиндебеле, сесото са лебоа, сесото, сетсвана, сивати, тшивенда и хитсонга. Денежная единица — ранд. Национальный праздник — 27 апреля — День Свободы 1994. Колонизация Южной Африки была начата в 1652 г. В 1806 г.

Южная Африка разрешила однополые браки Не все защитники прав гомосекмуалистов в ЮАР довольны новым законом Южная Африка стала первой африканской страной, разрешившей однополые браки.

Вопросы, возникающие в ходе реализации гражданами и организациями своих прав и обязанностей, в некоторых случаях требуют вмешательства и принятия властного решения определённым юрисдикционным органом. К данной сфере права относятся: Расторжение брака если в данном вопросе супруги не могут прийти к соглашению и оформить развод через ЗАГС ; Раздел имущества; Взыскание долгов, возникших в результате гражданских отношений и т. При его поддержке осуществляется подача искового заявления в суд, согласно процессуальным нормам, а также последующее рассмотрение вопроса уполномоченными органами, лицами, вплоть до полного решения конфликта. В зависимости от вида вопроса и предусмотренной для его рассмотрения процедуры, все дела делятся на конституционные , уголовные , административные и гражданские.

Перевод "criminal and civil cases" на русский

Пожалуйста, проверьте его. В ходу монеты достоинством в 1, 2, 5, 10, 20, 50 центов, 1, 2, 5 рандов, банкноты - 10, 20, 50, 100 и 200 рандов. Глава государства - президент, избираемый на 7 лет коллегией выборщиков, которая образуется из членов сената и палаты собрания. Президентом может быть лишь белый гражданин ЮАР, достигший 30 лет и проживающий в стране не менее 5 лет. Президент назначает премьер-министра и министров, имеет право досрочного роспуска парламента, право абсолютного вето в отношении принимаемых им законопроектов, является Верховным главнокомандующим вооруженными силами, назначает послов, заключает и ратифицирует международные договоры. Однако большинство своих полномочий он осуществляет по "совету" правительства, что на практике приводит к сосредоточению власти в руках премьер-министра. Правительство исполнительный совет состоит из премьер-министра и 17 министров; оно ответственно перед парламентом. Парламент, избираемый исключительно белыми избирателями, состоит из сената и палаты собрания. В сенате 54 сенатора; 44 избираются коллегиями выборщиков в 4 провинциях и незаконно аннексированной Намибии 2 сенатора , состоящими из членов палаты собрания от данной провинции и членов провинциального совета, 10 назначаются президентом по предложению премьер-министра - но 2 от провинций, 1 от Намибии и 1 представитель интересов цветного населения Капской провинции. Сенаторами могут быть только белые граждане ЮАР, достигшие 30 лет и проживающие в стране не менее 5 лет.

Гражданское дело

Объясняется это тем, что с самых древних времен те отношения, что существуют в обществе, неизбежно порождали и порождают по сей день конфликты, возникающие, в большинстве случаев, как результат столкновения интересов их сторон. А принципы гражданского процесса являются отражением обязательных основ разрешения конфликтов, считающихся наиболее эффективными. Ввиду того, что товарооборот между ЮАР и Россией значительно увеличился после присоединения ЮАР к БРИК 18 февраля 2011 года организации государств, характеризующихся как наиболее быстро развивающиеся , изучение всех особенностей и принципов гражданского процесса как одного из путей разрешения споров в этих странах приобретает все большую значимость. Данная статья посвящена принципам, лежащим в основе гражданского процесса в Южно-Африканской Республике. В заключении автором делается вывод о том, что можно констатировать, что все принципы гражданского процессуального права ЮАР тесно связаны между собой и в своей совокупности они характеризуют порядок организации и осуществления правосудия по гражданским делам в Южной Африке. Статья подготовлена в ходе работы над научно-исследовательским проектом РФФИ 2016-2018 гг. Русакова В правовой науке на протяжении всей истории ее развития значительное внимание уделяется базовым принципам гражданского судопроизводства. В Южно-Африканской Республике в основе гражданского процессуального права лежат следующие принципы, которые мы рассмотрим ниже подробно по — отдельности [6, 10]. Как принцип гражданского процесса, audi alteram partem выслушать обе стороны [2] подразумевает, что никто не должен оцениваться без справедливого слушания, чтобы быть выслушанным и услышанным, в котором каждой стороне предоставляется возможность выступить для отстаивания своей позиции, ответа на доказательства другой стороны дела и предоставление своих ответных доказательств. Согласно данному принципу на протяжении всего процесса сторонам должна быть предоставлена равная возможность получать и представлять информацию относительно конкретного рассматриваемого дела.

.

.

.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Другая Африка - Стоит ли ехать в Южно-Африканскую Республику (ЮАР)? - Опасно ли в Кейптауне?
Похожие публикации